Служба св.бл. кн. Иулиании Новоторжской в день обретения её мощей.

Сегодня в Торжке в храме Михаила Архангела была соборно, священнослужителями благочиния, отслужена Божественная литургия в день обретения мощей св.бл.кн. Иулиании Вяземской и Новоторжской. После литургии все проследовали в Преображенский храм, где некогда почивали мощи святой. Там был отслужен молебен с акафистом.

В службе составленной святой Иулиании находим такие слова, посвященные ей: целомудренная и благоверная, благочестно в законе пожившая, свечу душевную неугасимой и чистоту телесную соблюдшая, тленную славу презревшая, слабость женскую отвергшая, кротостью украсившаяся. В тропаре первой песни канона благоверной княгине поется: «Яко голубица целомудренная, на высоту добродетелей возшла еси, криле священне посребрене имущи, имиже возлетевши, в райстей обители вогнездилася еси, славная Иулиание».

 

По преданию, Святая Иулиания Вяземская родилась в последней четверти XIV века. Она происходила из знатного и благочестивого рода бояр Гостомысловых. Ее отца Максима Даниловича поставили наместником в городе Торжке, подчинявшемся Великому Новгороду. В 1391 году за приверженность к Великому князю московскому Василию Дмитриевичу он был убит. Мать Иулиании, Мария Никитична не смогла пережить безвременную гибель супруга, и спустя несколько месяцев скончалась. Перед смертью, она призвала брата мужа, Федора Даниловича, и поручила ему растить свою четырёхлетнюю дочь Иулианию. Он стал для девочки вместо отца и воспитал ее в духе истинного православного благочестия. Потеряв родителей, Иулиания не впала в уныние а, возрастая все больше и больше, полагалась на волю Божию. Молитвы ко Всещедрому Господу в доме дяди и в храме стали ее главным утешением.
Неотъемлемыми качествами ее стали благочестие и страх Божий. Премудрый Господь, видя ее искреннюю веру, не оставил Иулианию, дав ей не только чистую и нежную душу, но и прекрасную и благообразную наружность. По достижении законного возраста Иулианию выдали замуж за Вяземского князя Симеона Мстиславовича. Он отличался кротостью, богобоязненностью и человеколюбием. Свято исполняя Заповеди Господни, приняв Таинство брака, Симеон и Иулиания сразу полюбили друг друга. Жизнь их благочестивой семьи протекала мирно и тихо, при взаимном согласии. Они были, как два чистых, белых голубя среди черных и хищных воронов.
Русская земля, находившаяся в вассальной зависимости от Золотой Орды, переживала тогда не лучшие свои времена. Междоусобные войны, жестокие нравы, предательство, зависть и наветы широко распространялись среди правящих князей. На рубеже XIV-XV веков постоянно присутствовала угроза западным границам нашего Отечества со стороны литовцев. В 1390 году сын святого благоверного великого князя Димитрия Донского (память 19 мая/1 июня) великий князь Московский Василий Дмитриевич, управлявший с 1389 по 1425 годы, женился на дочери литовского князя Витовта – Софии. Этот брак способствовал тому, что Смоленское княжество, пограничное между Москвой и Литвой переживало последние годы своего существования. Великий князь Литовский Витовт во весь период своего правления желал не только завоевать Смоленские земли, но и прочно закрепиться на них, чему зять его князь Василий Дмитриевич практически не препятствовал. Последний владелец Смоленских земель — князь Юрий (Георгий) Святославович, происходил из рода Владимира Мономаха, из племени Смоленского князя Ростислава Мстиславовича (внука Мономаха). Человек бесстрашный и властолюбивый, он отличался крайне беспокойным характером, жестоким нравом и сам часто вступая в ссоры с соседями. Смоленское княжество князь Юрий получил в 1386 году, после смерти отца Святослава Ивановича, павшего в бою с литовцами. В начале XV века он приказал казнить множество бояр смоленских и князя Михаила Романовича Брянского, чем создал себе оппозицию из их озлобленных родственников и сторонников. В 1404 году литовское войско семь месяцев осаждало Смоленск, по утверждению русского историка Н.М. Карамзина: «без малейшего успеха». Но только стоило князю Юрию отправиться в Москву с просьбой о военной помощи, как его смоленские враги тайно связались с Витовтом и сдали ему город. В плен попала и супруга князя Юрия, дочь Рязанского князя Олега Иоанновича. Она была отправлена в Литву.
Вначале князь Юрий с сыном Феодором и братом Владимиром бежал в Новгород Великий и некоторое время правил в нем. После падения Смоленска, вскоре литовскими войсками была захвачена и Вязьма. Князь Симеон Мстиславович Вяземский с верной супругой Иулианией разделил с князем Юрием бедствие изгнания. В 1406 году князь Юрий попросил покровительства и защиты в Москве. Великий князь Василий принял на службу князей Юрия и Симеона, дав им на прокормление город Торжок, разделив его на две половины. Ранее этих князей соединяла крепкая мужская дружба. Они всегда делили пополам и радость и горе. Всегда князь Симеон не забывал о своем подчинении Юрию. Он везде и во всём отдавал ему предпочтение, служил ему верой и правдой. И княгиня Иулиания, была почтительна, ласкова и добра ко всем гостям. В те годы она еще более расцвела духовно и телесно, чем пленяла сердца всех приходивших в их гостеприимный дом.
Недолго продолжалась мирная и счастливая жизнь Симеона и Иулиании в Торжке. Одна из отрицательных черт характера князя Юрия — сластолюбие, непомерная любовь к женщинам, приняла здесь крайние формы. И если ранее, имея рядом законную супругу, он еще сдерживал себя, то в Торжке пируя и предаваясь пустым развлечениям, быстро потерял всякий контроль. Он прельстился красотой княгини Иулиании. В его сердце закралась зависть к князю Симеону, перешедшая в непреодолимое желание непременно завладеть чужой супругой. Животная страсть и скверная плотская похоть разжигали его воображение и затмевали разум. Он забыл, что говорил Господь наш Иисус Христос в Нагорной проповеди о прелюбодействе. «Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Матф. 5, 28). Забыл и о том, что еще в Ветхом Завете напоминалось: «Не пожелай красоты ее в сердце твоем. …Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих? То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего; кто прикоснется к ней, не останется без вины» (Притч. 6, 25, 28-29). Уверенный в своей безнаказанности и вседозволенности, князь Юрий стал искать возможность осквернить честный брак благоверных Симеона и Иулиании. Неоднократно он приходил в их дом со злыми намерениями, но целомудренная княгиня умело уходила от всех его козней. Нарушив десятую заповедь Божию: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, (ни поля его), ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, (ни всякого скота его), ничего, что у ближнего твоего» (Исх. 20, 17), от грязных мыслей и желаний князь Юрий вскоре перешел к нечистым действиям. (…)

Окончательно ослепленный блудной страстью, несчастный князь Юрий решил коварной хитростью добиться своей цели. Устроив щедрый пир в своем доме, он пригласил князя Симеона и княгиню Иулианию. Подстрекаемый лукавым духом, князь Юрий не хотел помнить, что именно пьянство более всего вредит целомудрию. «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно; впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное» (Притч. 23, 31-33). Напившись вина, и потеряв над собой всякий контроль, князь Юрий коварно заколол мечом, ничего не подозревающего князя Симеона. Тем самым окончательно вступив на путь беззакония, нарушив и шестую заповедь Божию: «Не убивай» (Исх. 20, 13). Затем он приказал слугам силою, «яко власть господскую имея над нею», привести благоверную Иулианию к себе в спальню. И здесь она, даже под страхом смерти, зная о гибели мужа, не испугалась насилия и угроз, не пошла на беззаконие, продолжая непоколебимо сохранять своё целомудрие. Мольбами, увещеваниями и праведным гневом княгиня Иулиания пыталась вразумить безумного сластолюбца, желая отвести его от нового преступления. «Зачем, господин мой, напрасно ты трудишься? Не быть никогда такому позорному делу! Ты знаешь, господин мой, у меня есть муж и как мне осквернить честное ложе его! Лучше мне умереть, чем согласиться на такое дурное дело!». Слова святой Иулиании привели преступную душу сластолюбца в состояние одержимости. В неистовстве князь Юрий подступил к ней ближе и, видя ее сопротивление, рассвирепев, повалил, пытаясь овладеть ей. Княгиня Иулиания с несвойственным хрупкой женщине мужеством стала защищаться от насильника. Схватив нож, она попыталась ударить им князя Юрия в горло, попав ему в руку. Воспользовавшись его временным замешательством, святая Иулиания вырвалась и с криками о помощи выбежала во двор. Юрий обезумел настолько, что приказал догнать княгиню, отрубить ей руки и ноги, убить ее и мертвое тело бросить в прорубь, в реку Тверцу.

По рукописному Житию святой княгини Иулиании, хранившемуся в соборном храме города Торжка, князь Юрий обманом и хитростью заманил княгиню Иулианию в одну из комнат своего дворца. После нападения на нее и криков о помощи, прибежал князь Симеон. Обезумевший от ярости князь Юрий бросился на него и убил; а княгиню Иулианию сам «изрубил в куски» и велел бросить в реку. Пострадавшие от Юрия целомудренная Иулиания и супруг её благоверный Симеон омыли свои брачные венцы непорочной кровью, и мирно отошли ко Господу, чтобы там воспринять венец мученический. Вместо короткой и временной земной жизни они получили — жизнь вечную и царство небесное. Их кончина последовала 21 декабря 1406 года.

По преданию тело святого благоверного князя Вяземского Симеона Мстиславовича перенесли с почестями в Вязьму, отпели и торжественно погребли в крепости, на Соборном холме, в Никольском (впоследствии Троицком) храме. Его имущество, по общему уговору детей Симеона и Иулиании и с согласия Великих князей Московского Василия Дмитриевича и Литовского Витовта, передали в Вяземский собор. С тех пор в нем постоянно совершалось молитвенное поминовение князя Симеона и его супруги. Святой князь Симеон, свято почитается Вязьме и в Торжке местно. Его изображения встречаются в иконах и росписях храмов Торжка, Твери и Вязьмы. Он включен в Собор Смоленских святых. Вяземский собор несколько раз перестраивался, сам город подвергался нашествию неприятеля, и мощи святого князя Симеона считаются утраченными.

После жестокого убийства, всеми презираемый и порицаемый, князь Юрий бежал в Орду. В Послании к Ефесянам Апостол Павел напоминал: «…Знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа Бога» (Ефес. 5, 5). Не найдя себе покоя в диких степях, терзаемый муками совести он удалился в другие земли и скитался, боясь даже назвать свое имя. Вскоре князь Юрий вернулся на Русь и стал искать пустынное место, чтобы поселиться в нем, каяться и оплакивать свои страшные грехи. Вспомнил он слова царя Давида из Псалтири: «…Я открыл Тебе грех мой и не скрыл беззакония моего; я сказал: «исповедаю Господу преступления мои»; и Ты снял с меня вину греха моего» (Пс. 31, 5). Скромное монашеское убежище он нашел во владениях своего тестя, князя Олега Рязанского. В Николаевском Веневом монастыре, находившемся у реки Осетр (в 34 верстах от Тулы), его принял игумен Петр. Исповедовавшись и раскаявшись, князь Юрий вспомнил свои «многие беды и напасти, и мирские мятежи, и душевные страсти». Ибо «…скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован» (Притч. 28, 13). Пробыв в обители несколько дней, он тяжело заболел и 14 сентября 1408 года умер.

Господу было угодно открыть останки святой благоверной княгини Иулиании весной. По преданию, ее целое и нетленное тело, плывущее против течения, обнаружил один больной (расслабленный) крестьянин, шедший в город Торжок по берегу реки Тверцы. Увидевший чудесное явление, он изумился, испугался и хотел уже удалиться, когда услышал голос, исходящий от бездыханного тела: «Раб Божий, не бойся. Ступай в соборную церковь Преображения Господня и возвести протопопу и прочим, чтобы они взяли мое грешное тело отсюда, и погребли его на правой стороне в этой церкви». В то же время крестьянин почувствовал себя совершенно здоровым. С радостью он исполнил чудесное повеление благоверной Иулиании. Тотчас, получив весть об обнаружении тела честной княгини, множество народа во главе с соборным протоиереем отправились на указанное место. Недалеко от берега они обрели ее останки и с подобающим торжеством перенесли в собор, где и нашла святая Иулиания упокоение в каменной гробнице. При этом многие больные получили исцеление от своих тяжких недугов.

В 1598 году протодиакон соборной церкви Торжка, Иоанн, без всякого на то благословения захотел тайно осмотреть мощи святой Иулиании, находившиеся под спудом. Сорок дней он молился Богу и постился. Когда отец Иоанн стал раскапывать захоронение княгини, на него напал ужас. В то же время из гроба вырвался огонь, сильно опаливший дерзкого протодиакона, и раздался голос: «Не трудись напрасно, отец, ибо не следует видеть тела моего, пока не будет на то воли Божией». Полдня наказанный протодиакон пролежал без движения, пока вошедший в церковь пономарь не увидел его и не созвал народ. Иоанн со слезами поведал всем о случившемся с ним. Более двух месяцев протодиакон пролежал в постели, не в силах подняться. Он искренне раскаялся, и только молясь у гроба святой Иулиании, куда его приносили родственники, получил исцеление.

В апреле 1815 года начали разборку старого Преображенского собора в Торжке, построенного еще в 1364 году на месте более древнего Спасского храма. При этом открылась часть каменной гробницы, в которой почивали останки святой княгини. Днем и ночью на место погребения благоверной Иулиании стекались люди. Многие из искренне верующих, прикасаясь к ее гробу, или взяв часть земли из храма, получали исцеление в болезнях. В это время продолжалось и возведение стен нового собора. В связи с прославлением святой Иулиании, 2 июня 1819 года под соборным храмом, с правой стороны устроили и освятили в честь ее часовню. В 1906 году она была обращена в отдельный придел, посвященный святой княгине Иулиании. По свидетельству архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия (Самбикина; 1839—1908 гг.), в 1820 году для придельного (правого) престола, посвященного святым Иулиании Никомидийской и Иулиании Новоторжской, в Преображенский летний городской собор, выдан антиминс архиепископом Филаретом (Дроздовым; 1782—1867 гг.; святитель; память 19 ноября/2 декабря). В 1822 строительство нового собора, возводимого по проекту архитектора К.И. Росси, завершили, и он был освящен. Во имя святой княгини Иулиании устроили придел и в Александро-Невском храме в Твери. «Благочестно в законе поживши благими делы украсившися, яко крепкий адамант, явилася еси целомудренная святая благоверная княгиня Иулиания; тленную бо славу и добротство телесное презревши, злокозненнаго врага победила еси и целомудрия ради мученическую смерть прияла еси. Сего ради от Христа Бога нетленным и вечным венцем венчавшися, ныне с лики мученик ликуеши и нам велия чудеса, приходящим ко гробу твоему, обильно источаеши. Тем же ти вопием: молися Христу Богу о всех нас, с верою и любовию страдания твоя почитающих» — поется в тропаре святой благоверной Иулиании.

В ходе развернувшейся по всей стране антирелигиозной компании, 5 февраля 1919 года гробницу с мощами святой княгини Иулиании вскрыли. Представители власти назвали это разграбление и осквернение древней святыни «публичным освидетельствованием» и «ликвидацией культа мертвых тел». По некоторым данным, после этого случая, мощи святой Иулиании покоились в храме Архангела Михаила города Торжка еще до 1930 года. Другие источники утверждают, что сразу после вскрытия большевики бросили мощи святой Иулиании в реку Тверцу. В настоящее время неизвестно местонахождение мощей благоверной княгини Иулиании.

Православная Церковь чтит память святых благоверных князя Симеона и княгини Иулиании 21 декабря /3 января (ст. ст.), в день их мученической кончины. А также: в воскресенье перед 28 июля/10 августа — Собор святых земли Смоленской, воскресенье после 29 июня/11 августа — Собор святых земли Тверской, второе воскресенье по пятидесятнице — Собор всех святых в земле Российской просиявших и благоверной Иулиании, княгини Вяземской – 2/ 15 июня. Кончина святых Симеона и Иулиании отражена во многих Русских летописях. Известны рукописные сказания о них: «Повесть о благоверной княгине Иулиании, супружнице благоверного князя Симеона Мстиславовича Вяземского» и «Сказание об убиении святаго князя Симеона Мстиславовича Вяземскаго и целомудренныя его княгини Иулиании, и о князе Юрии Смоленском», на основе которых составлено Житие Иулиании. Отдельная глава посвящена этому событию и в Степенной книге. В первой половине ХIХ века составлена служба святой благоверной княгине Иулиании, впоследствии помещенная в Минее за декабрь. Акафист ей составлен в 1883 году Андреем Федоровичем Ковалевским.

На иконах святая Иулиания изображается в княжеской одежде, с головой покрытой белым убрусом и увенчанной княжеской короной. В левой руке она держит православный восьмиконечный крест. В Сводном подлиннике Филимонова на ее изображение дается иконописцам такое указание: «Подобием аки Пятница, на главе плат». Известна прорись изображения святой Иулиании Вяземской, выполненная в 1970 годы монахиней Иулианией (Соколовой; 1899—1981 гг.) из пособия для пособия студентам Московской Духовной семинарии, занимавшимся в иконописном кружке. Князь Симеон изображается пожилым, со значительной сединой в волосах на голове, с небольшой круглой бородой и в княжеской шубе. Образы Святых Симеона и Иулиании есть на иконах Соборов Смоленских и Тверских Святых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *